"Хорошие люди, но плохие музыканты" (Гофман)

Сидя дома постоянно натыкаешься на что-то новое, о чем хочется не забыть

Как же страшно, что ты будешь слышать только чахоточную флейту и астматический фагот...это не только про музыку, это про творчество в человеческой жизни, про саму жизнь... (а еще литературу, живопись, кино, театр, фотографию…):
 

"Уже одно то, что вы отвергли собственные попытки, свидетельствует в пользу вашего дарования. В детстве обучаешься музыке потому, что так хочется папе и маме, - бренчишь и пиликаешь
напропалую, но неприметно делаешься восприимчивее к мелодии. Иногда
полузабытая тема песенки, напетая по-своему, становится первой
самостоятельной мыслью, и этот зародыш, старательно вскормленный за счет
чужих сил, вырастает в великана и, поглощая все кругом, претворяет все в
свой мозг, свою кровь! Да что там! Разве можно даже перечислить те пути,
какими приходишь к сочинению музыки? Это широкая проезжая дорога, и все,
кому не лень, суетятся на ней и торжествующе вопят: "Мы посвященные! Мы у
цели!" А между тем в царство грез проникают через врата из слоновой кости;
мало кому дано узреть эти врата, еще меньше - вступить в них! Причудливое
зрелище открывается вошедшим. Странные видения мелькают здесь и там, одно
своеобразнее другого. На проезжей дороге они не показываются, только за
вратами слоновой кости можно увидеть их. Трудно вырваться из этого царства:
точно к замку Альцины путь преграждают чудовища; все здесь кружит,
мелькает, вертится; многие так и прогрезят свою грезу в царстве грез - они
растекаются в грезах и перестают отбрасывать тень, иначе они по тени увидели
бы луч, пронизывающий все царство. Но лишь немногие, пробудясь от своей
грезы, поднимаются вверх и, пройдя через царство грез, достигают истины. Это
и есть вершина - соприкосновение с предвечным, неизреченным! Взгляните на
солнце - оно трезвучие, из него, подобно звездам, сыплются аккорды и
опутывают вас огненными нитями. Вы покоитесь в огненном коконе до той
минуты, когда Психея вспорхнет к солнцу.»

Анри Картье-Брессон

«Не переношу устраивать события и режиссировать. Это ужасно… Нельзя подделывать настоящее. Люблю правду и только правду показываю…» 
старался снимать любую сцену в момент достижения наивысшего эмоционального напряжения, которое он называл «решающим моментом»